Апрельский снег в горах дорожников удивил, но не напугал

Из Грозного в Ведено мы выехали  в пятом часу вечера. Была суббота, 27 апреля. Ехали, чтобы встретиться с дорожниками Министерства автомобильных дорог, которые занимались уборкой снега на перевале Харами, на подступах к озеру Кезеной-Ам. Да, именно снега.

 

 

В Грозном палило солнце, и была невероятная жара. На мой вопрос по телефону: «Мы успеваем?», руководитель Веденского ГУДЭП Решитхан Пашаев, ответил: «Конечно, дорожники все эти дни работают с 6 утра и  до 12 ночи. Снег глубокий, тяжелый, даже при хорошей погоде он еще неделю продержится». Честно, не верилось.

 

Дорога нас приятно радовала – ее комфортное полотно позволяло держать скорость, ну, разве что на поворотах приходилось сбавлять. А в том, что  дорожники Чечни  не только хорошо строят дороги и мосты, но и добросовестно  их содержат,  вряд ли кто сомневается. Чувство гордости за Минавтодор поднимало настроение.  

Добравшись до  Ведено, мы  пересели на ниву Решитхана Пашаева, и уже на ней  продолжили путь. В Харачое  паводками местами смыло гравийную дорогу, а на одном из участков и вовсе произошел обвал, там дорожники уже готовились  приступить к аварийным  работам. Решитхан тут же  по телефону распорядился, чтобы в срочном порядке установили  знаки, предупреждающие об опасности и  о проводимых  дорожных работах.

 

 

Глубокий, аномальный для этого времени года снег в районе Харачоя и на перевале Харами, как сказал Р.Пашаев,  выпал 24 апреля. А с утра 25-го апреля дорожники на трех бульдозерах приступили к его расчистке. Также была задействована машина «Дормастер». Глубина снега на разных участках достигала  от 0.5 м до 2,5 м.

Колея, которую дорожники пробили бульдозерами, уводила нас на  вершину перевала. Мы ехали сквозь горы, усыпанные снегом. То там, то здесь мы наблюдали, как снежные лавины рассекали их. Красота неописуемая, и восторг непередаваемый. Горы, снег и много солнца.  Дух перехватывало. Местами  снег  под натиском солнечных лучей начал таять, и ручьи  по гравийной дороге текли в обрыв, размывая дорогу. В те минуты,  когда  мы ехали по этой узкой горной дороге, совершенно не  было страха – мы были готовы  двигаться сквозь эту красоту, казалось,  бесконечно. А ведь определенный риск (понимаю это сейчас) был. В нескольких местах мы натыкались на огромные снежные глыбы,  сорвавшиеся со скалы, Попади одна из них в нас, и  мы могли бы улететь вместе с  машиной  с обрыва вниз или, в лучшем случае,  получить травмы тут же, на дороге. Но, рядом   с Решитханом, уверенно крутившим руль, нам такое и в голову не приходило.

 

 

Каково же было наше удивление, когда  навстречу нам из-за поворота выскочила легковушка.  Экстремалы-романтики,  уступая  нам дорогу, заехали в «кармашек». ( Бульдозеристы специально сделали  такие «кармашик» -  углубления в дороге, чтобы встречные машины могли разъехаться).   Пассажиры легковушки поздоровались с Решитханом. Его здесь все знают,  многие уважительно называют его «хозяином» дороги.  Решитхан же с этим не совсем согласен. Он говорит, что главные на дорогах это все же  рабочие,  те, кто  непосредственно трудится на них, обеспечивая проезд.

 

Оказывается еще в десятом веке о существовании  этой автомобильной дороги  упоминал  арабский путешественник и географ Масуди. По этой дороге  уходил к перевалу с остатками своих войск  имам Шамиль. Ещё её, оказывается, называют царской дорогой. Говорят, что в 1871г.  по ней проехал Александр II. А  в 1899 г. по ней через Ведено на Ботлих проследовал великий русский ученый В.В.Докучаев.

 

Стоит заметить, что автомобильная дорога Грозный-Ведено-гр. Дагестана единственная дорога, ведущая к озеру Кезеной-Ам. А поток  туристов к нему, как известно, не иссякает  как летом, так и зимой.  Также по этой дороге  осуществляется   связь приграничных чеченских сел с районным центром.  

 

И потому из-за нынешнего снегопада оторванными  от внешнего мира  оказались не только чеченские населенные пункты Хой, Макажой, Буни, но и несколько дагестанских  приграничных сел. На дагестанской  стороне снега выпало больше, и   их дорожникам приходится еще сложнее. Решитхан созванивался уже со своими  коллегами из Дагестана.

 

 

-  Завтра мы уже наверняка  пробьемся к нашим поселениям, а потом уже бульдозеры перебросим на дорогу, ведущую  к дагестанским селам,  – говорит Решитхан. - Взаимовыручка у нас всегда была и есть.  И, скорей всего, мы раньше дагестанских дорожников сможем выйти  к их приграничным населенным пунктам.  Мы связывались пл телефону с главой администрации села Анди, он переживал за своих земляков, которые проживают в районе Кезеной-Ам.  Успокоил их, сообщив, что у тех все  нормально.  Ведь люди в горах привыкли к таким ситуациям, и потому они более собранные, да и продуктами впрок запасаются. Кстати, в Ведено стоят   машины с провизией для жителей приграничных чеченских и дагестанских сел. Их водители   с нетерпением ждут, когда мы расчистим перевал и саму дорогу  от снега.

Солнце еще не  успело спрятаться за гору, когда мы увидели снегоуборочную технику. Механизаторы, греясь, пили чай.

 

Хоть я и  взяла с собой  сапоги, я  все же рискнула выйти из машины  в туфлях и без куртки. Так было здорово попасть из лета в зиму. Да  еще в какую!..  Я, как мне кажется,  за всю свою жизнь не видела столько снега.  Местами  сугробы были  выше меня, и это было так странно. А на отдельных глыбах снега можно было стоять подолгу, не проваливаясь. Снег  был тяжелый и плотный.

 

 

На мой вопрос: «Вокруг вас один снег и никаких намеков на дорогу,  кроме  дорожных знаков,   как же вы находите дорогу?», механизатор Веденского ГУДЭП Асламбек Мацаев ответил:

 

- Я в Минавтодоре с 1979 года. И потому знаю на своих дорогах каждую ямочку, каждый ухаб.  Можно сказать, я живу этими дорогами и даже  с закрытыми глазами знаю, где и что.  А перевал, конечно,   особый участок. Здесь трудно, но  работаешь с удовольствием.  2.200 метров над уровнем моря. Какой воздух, какая природа! И люди здесь, замечаешь,  становятся другими – добрыми, открытыми, одухотворенными. И есть в этом что-то таинственное, божественное…

Впереди нас, между скал, раскинулась голубая жемчужина Чечни - озеро Кезеной-Ам. До водоема километров 8, но даже с такого расстояния  его видно неплохо. Сколько легенд ходит вокруг него, сколько сказаний. Но тайна   так и осталась неразгаданной. И это еще больше, кажись,  притягивает людей.

 

Стоя почти на самой высокой точке перевала, я, впрочем, как и видеооператор Беслан Сакиев, не переставала восхищаться увиденному. Удивительным было и то, что здесь    оказалось, можно сказать,  более чем оживленно. Я,  Беслан Сакиев, четверо представителей Веденского ГУДЭП, несколько туристов на джипе и дагестанский пастух Темирхан Темирханов, прибывший сюда из окрестностей озера   (никак не соображу, как он поднялся на перевал)… Немало.

 

 

Темирхан  поделился с нами своей радостью, что благодаря дорожникам он связался со своей семьей в с.Анди, сообщил им, что у него все нормально, заодно и сам  успокоился. Как сказал Темирхан, он знал, что чеченские дорожники не оставят их в беде. Теперь он спокойно может вернуться к скотине, зная, что до конца следующего дня дорожники расчистят всю дорогу от снега.

Пассажиры джипа наблюдали за всем происходящим с большим оптимизмом и легкостью. Много шутили, смеялись и ничуть не сетовали на то, что им не удалось попасть на базу отдыха. Действительно, когда еще жизнь  подарит им столько  ярких впечатлений! Целый день они двигались за дорожниками к перевалу в надежде, что  хоть к ночи пробьются к турбазе, но  по всему  их планам не суждено было сбыться раньше следующего дня…

 

 

Солнце опустилось за гору, и мы резко почувствовали холод. Попрощавшись с  пассажирами джипа, которые все продолжали стоять на снегу, мы  направились к ниве. Перед тем, как сесть в нее,  я оглянулась в сторону убиравшей снег  техники и увидела   за ними отдаляющуюся фигуру – это был пастух, он спешил к месту своей стоянки. А бульдозеры с ревом, словно набирала новый темп, расчищали  дорогу, ведущую в сторону озера, а оттуда к селам Хой, Макажой, Буни.   Мы видели, что дорожники делали все, чтобы пробить дорогу в эти населенные пункты как можно быстрее. Они спешили вызволить людей из снежного плена и связать их с внешним миром.

 

На обратном пути Решитхан Пашаев сообщил нам, что нынешней зимой 2012-2013 г. всего было около 20 выездов снегоуборочной спецтехники, что  в два с половиной раза меньше, чем зимой 2011-2012 гг., а вот апрель удивил.

 

Да, однозначно,  дорожники   уже думали,   что зима закончилась, да не тут-то было.  Только на апрель у них приходится 6 выездов снегоуборочной техники, хоть бы май не прихватило. А по завершении уборки снега предстоят восстановительные работы на всем отрезке дороги, начиная от Харачоя. Дорожникам не привыкать. Снег так снег, паводки так паводки, они знают, что дорога должна  быть в проезжем состоянии – будь то на равнине, будь то высоко в горах. Дороги нужны везде и в хорошем состоянии.

 

Р.S. Сегодня,  29 апреля, мы созвонились с Решитханом Пашаевым и узнали, что дорожниками Минавтодора  обеспечен проезд к  турбазе  на Кезеной-Ам, а также в селам  Хой, Макажой, Буни. Открыт бульдозерами и проезд по автомобильной дороге между Чеченской и Дагестанской республиками. Но работы для снегоуборочной техники хватит еще на несколько дней,  и дорожники  трудятся не расслабляясь.

 

Айзан Ирзаханова